Что такое «локализация подешевле», и за счет чего достигается «дешевизна»

  

 

Наши люди привычно ждут,

Уловляя малейший знак:

Знают точно, что на*бут,

Но не знают, когда и как.

(неизвестный автор конца 1980 годов)

 

Дешевая рыбка – поганая юшка

(русская народная пословица)

 

Широко известно, что локализация – применительно к компьютерным играм, кинофильмам и телевизионным сериалам –  это переделка контента с одного языка на другой. Подводные камни, встречающиеся на пути как заказчика, так и исполнителя, известны далеко не так широко. Тем не менее, их следует найти и обозначить, дабы спокойно работать и зарабатывать, не рискуя оказаться в положении «наших людей» из эпиграфа.

Современная локализация кино и сериалов по трудоемкости процесса и величине затрат подразделяется на три вида:

- Закадровое озвучание (закадр). В закадре речь из оригинала не удаляется, русская речь накладывается поверх нее. Длина русской речи может быть короче или длиннее оригинала на 10-15%. Различные междометия, эмоциональные возгласы, охи-ахи – остаются в оригинале. Актеры практически не играют – они, строго говоря, лишь начитывают перевод. Число актеров невелико – вплоть до того, что он может быть вообще один, но как правило 2-4 человека (М+Ж);

- Липсинк или упрощенный дубляж. В этом случае речь из оригинала полностью удаляется, замещается русской речью. Длина русской речи должна полностью соответствовать длине оригинальной речи, все междометия, эмотиконы, физика (дыхание, звуки усилий и т.п.) – записываются заново русскими актерами. Актеры начинают играть в полную силу, и их число увеличивается – начиная, как правило, от 5-6 и вплоть до дюжины. В липсинке возможно непопадание в короткие паузы внутри одной реплики и в артикуляцию. Допускается озвучивание одним актером нескольких персонажей – скажем один главный, и 2-3 эпизодических. В зависимости от требований заказчика могут также за отдельные деньги перепеваться песни;

- Дубляж. Самый сложный и, как следствие, самый затратный вариант локализации. При дубляже актерам необходимо попадать как во все паузы в каждой реплике, так и в артикуляцию – допустим, если в оригинале была открытая гласная, то в локализованном звуке должна быть тоже гласная. Также на каждого персонажа, даже если он говорит 1-2-3 реплики, приглашается отдельный актер. В идеале зритель вообще не должен заметить, что изначально фильм был на другом языке.

 

Несмотря на очевидные различия, технологическая цепочка для всех трех типов локализации одна и та же.

  1. Перевод. Переводчик получает исходный материал в виде транскриптов речи на языке оригинала и видеоряда на нем же, отдавая заказчику в качестве результата транскрипт речи на русском языке с разбивкой по персонажам и проставленными тайм-кодами.
  2. Укладка. Переведенный транскрипт и оригинальное видео поступают к автору синхронного текста – в просторечии «укладчику». Его задача проверить длительность перевода относительно длительности оригинального текста – и, если это необходимо, изменить текст, адаптируя его к длительности экранной речи. Также он проверяет тайм-коды, и ставит в тексте разнообразные знаки, помогающие работе актера – паузы различной длительности и т.п.
  3. Запись. Адаптированный транскрипт, видео, а для липсинка и дубляжа – еще дорожка интершумов (т.е. весь звук, который есть в серии минус оригинальная речь), поступают в студию, где производится запись. В ней участвуют три человека – актер, дублирующий своих персонажей; режиссер – который в ходе выполнения режиссерских функций руководит актером и ставит ему задачи; и звукорежиссер, следящий за техническим качеством звука и синхроном – совместно с режиссером. Синхрон – попадание того, что сказал актер дубляжа, в отведенные временные рамки, и, если речь о дубляже полного качества – в артикуляцию.
  4. Постпродакшн. Внедрение компьютерных технологий упростило эту стадию. Однако звукорежиссеру необходимо расставить все реплики всех актеров по местам и проверить уровни звука в зависимости от типа локализации. В закадре, например, следует сделать оригинальный звук там, где есть речь, тише (приглушить), а где ее нет – громче. В липсинке и дубляже требуется наложить эффекты, такие, как почти незаметное эхо, присутствующее при разговоре героев в любом помещении, от комнаты в квартире или зала во дворце до салона автомобиля. Итогом работы звукорежиссера постпродакшна является готовая звуковая дорожка с русской речью.
  5. Контроль качества – финальная часть локализации. На этой стадии процесса звуковая дорожка и видеоряд поступают к человеку, который отсматривает готовый материал и ищет ошибки.

 

Можно ли удешевить процесс? Разумеется. Не всякая студия локализации (особенно студия с именем и репутацией) возьмется гнать дешевку, но как найдется перчатка по любой руке, так найдутся и локализаторы по практически любому бюджету. И тут не грех вспомнить старую пословицу и то, что «поганая юшка» в ней означает попросту вонь. Дешевая локализация будет «вонять», и не без причин, главной из которых является урезание расходов на персонал. Это очень заметно даже на примере закадрового озвучания, где человеческий фактор снижен в сравнении с липсинком и минимален в сравнении с дубляжом. На чем можно сэкономить в закадре?

  • На контроле качества. А зачем он, если практически на любом телеканале есть ОТК? Отдел технического контроля не пропустит откровенный брак, поэтому многие студии локализации экономят на этом этапе процесса озвучания. Забывая об одном из главных правил русского языка: в словосочетании «откровенный брак» главное слово «брак», а ОТК отсеет только «откровенный».
  • На режиссере. В самом деле, актеры что, сами не справятся? Тем более, играть в закадре практически не требуется… думает заказчик, и он категорически неправ. В хорошем закадре актеры играют – пусть и не так, как на сцене больших и малых императорских театров. А еще актеры живые люди, они могут запинаться, задыхаться, путать слова и даже персонажей. И за тем, чтобы запись шла гладко, следит именно режиссер.
  • На постпродакшне. Это кажется вполне несложным, сейчас хватает профессиональных звуковых программ, делающих микширование в реальном времени. Чего проще – посадить в студии всех актеров одновременно, поручить звукорежиссеру выставить приблизительный уровень звука и получить на выходе готовый русский трек. Вот только уровни громкости в нем не выведены, потому что программа микшировать в реальном времени умеет, а звукорежиссер не успевает править уровни звука в реале, у него рук не хватает. Таким образом, в финальном треке или оригинал слишком громкий – и забивает русскую речь, или в промежутках между речью он слишком тихий, что создает ощущение «грязи», плохого звука. Средний зритель может и не поймет, в чем дело, но общие впечатления у него будут так себе, он просто скажет «не понравилось». А профессионал поймет сразу, в чем дело. И если мнение профессионала зачастую интересно только ему самому и «узкому кругу ограниченных людей», то с мнением среднего зрителя приходится считаться. Потому что средний зритель выражает свое неудовольствие самым болезненным для производителя контента способом – финансовым. И зрителей больше, чем профессионалов. Существенно больше.
  • На актерах, как бы странно это ни звучало. Вместо состоявшихся профессионалов можно нанять студентов театрального ВУЗа. В принципе, их учат сценречи…иногда они даже бывают талантливыми – но далеко не всегда. Кроме того, чем меньше опыта – тем чаще актер запинается, путает слова, и ошибается другими, не всегда даже очевидными способами. А режиссера уже нет, его выбросили из сметы двумя пунктами выше.

 

К каким последствиям это приводит? Например, когда-то одна актриса писала сериал «Игра престолов». Актриса в данном случае была опытная и очень талантливая, но довольно капризная и занятая, так что писалась она в студии одна, остальные актеры были уже записаны, и дело происходило именно так, как указано – без режиссера и с микшированием в реальном времени. И вечером.

А сразу после смены актриса должна была бежать на поезд. И мыслями она уже была в Сапсане, который повезет ее в Петербург. А звукорежиссер устал и хотел домой. Да и не его это дело следить за тем, что актриса говорит.

Вот так и пошла в эфир серия, в которой вместо «железнорожденный» актриса говорит «железнодорожный», причем раза так четыре подряд.

 

Вместо "железнорожденный" тот, кто озвучивает говорит "железнодорожный".

.

 

  • Перевод и укладка. Нанять на перевод кого подешевле можно всегда. Или вообще воспользоваться Google Translate. Укладчик же потом подправит. Как и что подправит укладчик – который тоже подешевле! – даже думать больно. Например, сотрудник авиационной службы безопасности – air marshal – превращается в маршала авиации. И это еще вариант «light», потому что зачастую текст одной серии разбивают на части и отдают в работу нескольким переводчикам. И никто (в особенности «укладчик подешевле») не станет потом разбираться, сколькими способами поименован Орден Пылающего Кулака.

 

Каждый из этих методов снижения затрат, будучи применен по отдельности, не фатален. Проблема в том, что применять какой-то один смысла не имеет, овчинка не стоит выделки. А когда затраты снижаются комплексно, по всем возможным направлениям, на выходе получается упомянутая уже «вонь». И не приходится удивляться популярности пиратских переводов: там зритель с самого начала учитывает, что на халяву сладкий только уксус… А самое смешное состоит в том, что изначально минимизированный по затратам пиратский перевод может оказаться качественнее описанного «подешевле». Потому что пираты бывают энтузиастами, а нанятые по демпинговым ценам переводчики, актеры и звукачи – нет.

 

А что же липсинк? Здесь схема снижения затрат совсем другая. Дело в том, что стоимость работы на каждом этапе локализации растет сообразно возрастанию сложности этой работы от закадра к дубляжу. Но растет она по-разному. Стоимость актерского исполнения и адаптации транскрипта (укладки) растет куда сильнее, чем стоимость перевода. И если, к примеру, перевод для липсинка стоит полтора закадра, то укладка уже два и две десятых.

 

Можно ли сделать липсинк «подешевле»? Конечно, можно!

Для начала менеджер студии ставит задачу переводчику: перевод под закадр. То же самое будет сказано автору синхронного текста и актерам, которых, как известно, от пяти человек и более. Ну вот такой хитровыдуманный закадр, который пишут по одному актеру (как липсинк), а на самом деле это закадр. Всем ясно? Разумеется, ясно всем.

Кстати, в особо острых случаях «экономии» и тут тоже не будет режиссера. Со всеми вытекающими.

Потом материал дойдет до звукорежиссера постпродакшна. Который скажет менеджеру «записано плохо, не в синхрон», на что менеджер ему ответит «ну как-нибудь подгони». И звукач как-нибудь подгонит, конечно, но именно как-нибудь, потому что его силам и возможностям тоже есть предел. И он будет единственным, кто получит деньги реально за липсинк. Остальные – как за закадр, и делать они будут как закадр. Не в синхрон, и играть будут так себе. Не в полную силу. Никто – ищите дураков! – не станет выкладываться для качества липсинк за деньги, которые платят за закадровое озвучание. Что вполне логично.

И будет в разных сериалах от разных студий вроде бы тут липсинк, и там липсинк – но звучит почему-то совершенно по-разному.

Общее ощущение от этого «подешевле» у зрителя останется то же самое – «грязно и плохо».

 

Есть такие, кто говорит: «народ потребляет». «Пипл хавает». Но тут тоже имеются нюансы. Потребляет, когда выбора нет. Провинциальные домохозяйки, которые смотрят то, что называется telenovela, оно же «мыльная опера», не очень-то обращают внимание на качество перевода и озвучки. Им главное, чтобы Хуан-Антонио смотрел в камеру, то есть на них, пламенным взором. И это производители сериалов из Латинской Америки им прекрасно обеспечивают, не грех и шляпу снять.

Но стоит сделать шаг в другую аудиторию, особенно куда-то в крупные города – Москва, Петербург, Новосибирск и так далее – как картина кардинально меняется.

Конкуренция каналов – выше. Потребитель – совсем другой, у него больше выбор и он более требовательный и искушенный – и более платежеспособный, как следствие рекламные бюджеты на эти регионы больше. И если говорить о людях до 45 примерно лет, то они периодически смотрят даже не в телевизор, а скажем в экран компьютера, или того хлеще – планшета или смартфона. В таких условиях звукоряд приобретает еще большее значение, поскольку картинка маленькая, и деталей на ней не разглядеть.

В провинции, кстати, тоже хватает взыскательных потребителей, просто их процент меньше.

Конкретный пример. Есть такой телеканал – Paramount Comedy, с которым студия True Dubbing плодотворно сотрудничает с самого его открытия.

Канал начал работу в 2012 году, и как всякий новый канал в первое время был не очень известен. Но с самого начала возвел в принцип хорошее качество локализации контента – собственно, поэтому они и работают со студией True Dubbing с того самого начала.

Есть такая характеристика канала – время непрерывного просмотра. Так вот в начале работы канала, в 2012 году, оно составляло менее 10 минут. В 2018 году – уже более 60 минут. Впечатляющий рост, правда? В 12 раз за 6 лет. Особенно если подумать о том, что он уже оставил позади некоторые детские каналы – у которых время непрерывного просмотра зашкаливающее, потому что их мамы детям включают. И дети там смотрят мультики, зачастую по два-три часа кряду.

И есть ведь развлекательные каналы, на которых контент не хуже – а по рейтингам они не дотягивают до Paramount Comedy…

Это, конечно, заслуга не только студии локализации. Но определенная доля работы локализаторов в этом есть.

Общеизвестно, что скорость колонны транспорта определяется самым медленным транспортным средством. Так вот, общее впечатление от контента будет определяться не лучшей, а худшей его составляющей. И плохая локализация зарубит позитивные впечатления от контента на корню.

Конечно, так было не всегда. Когда-то, в конце 80-х – начале 90-х, зрителям вполне хватало переводов Гаврилова и Володарского, и они смотрели любое импортное кино – просто потому, что оно импортное. Такого раньше просто не видели, надо же, круть какая! Так вот, эти времена давно прошли. Новые люди выросли. Нельзя больше жить в 90-х, заявка на хорошую локализацию среди пользователей имеется давно. На большом экране она уже реализована – мало кто припомнит сегодня, когда в кинотеатре шел фильм в действительно плохом дубляже. И да, плохое качество локализации вот прямо сейчас не повлияет, наверное, на размер аудитории, потребляющей контент. Но хорошее качество локализации – это инвестиции в будущее. Они в итоге всегда окупаются.

 

 

Обратная связь

Остались вопросы?
Отправьте нам номер своего телефона и мы обязательно с вами свяжемся!

Наши контакты

Москва

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
тел: +7 (926) 536 42 98
Moscow

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
tel: +7 (926) 536 42 98

Мы в социальных сетях: